Судебный участок №67 г.Фокино

версия для
слабовидящих

Дело № 1-1/2019

 

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

г. Фокино Приморского края                                                                     11 сентября 2019 года

 

Суд в составе председательствующего мирового судьи судебного участка №67 судебного района города Фокино Приморского края Степанковой Е.В.,

при секретаре Хоменко Е.В.,

с участием частного обвинителя, потерпевшего Б., его представителя – адвоката Семёнова В.Н., предоставившего удостоверение № 1701 и ордер № 551от 27 апреля 2018 года,

подсудимого Винокурова В.Н., его защитника – адвоката Вазюковой С.В., предоставившей удостоверение №133 и ордер №130 от 25 сентября 2018 года,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело частного обвинения в отношении Винокурова В.Н., не судимого, не имеющего инвалидности,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 Уголовного кодекса РФ,

установил:

 

Винокуров В.Н. обвиняется частным обвинителем Б. в умышленном причинении лёгкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья при следующих обстоятельствах.

Согласно заявлению частного обвинителя, 4 июля 2017 года примерно в 11 часов Б. находился в ГСК «Фаэтон», расположенном по ул. Белашева в ЗАТО г. Фокино, и у гаражного бокса № 19 пытался сфотографировать находящиеся в нём машины. В это время к нему подошёл Винокуров В.Н., выхватил фотоаппарат и нанёс удар рукой по голове. Между ними завязалась драка, в ходе которой Б. упал на колени, а Винокуров В.Н. продолжил наносить удары руками по голове и туловищу, нанеся один удар ногой в пах, и не менее двух ударов руками по голове. Драка длилась примерно 5 минут. От действий Винокурова В.Н. Б. причинены, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы №25-12/1584/2017 от 08.08.2017 телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы: сотрясение головного мозга, «гематома» волосистой части головы (лобно-теменной), «ссадина» левого века. Согласно заключению дополнительной судебно-медицинской экспертизы № 25-12/2206/2017 от 30.10.2017 закрытая черепно-мозговая травмы была оценена экспертом как причинившая лёгкий вред здоровью по признаку кратковременности расстройства здоровья.

В судебном заседании подсудимый Винокуров В.Н. виновным себя в совершении указанного преступления не признал и пояснил, что 04.07.2017 он действительно ремонтировал автомобиль марки *** черного цвета. Об этом его попросил член их кооператива с гаражного бокса № 9. Автомобиль стоял передним бампером к фасаду гаража. В это время он увидел, что у гаражного бокса № 12 стоит Б.и С., что-то обсуждают. Кто-то из них, кажется, С. показывал в его сторону. Потом он увидел, что Б., идя от своего гаражного бокса, фотографирует его сторону. Он не предпринял никаких действий. Зашел в свой гаражный бокс и начал дальше работать. Потом увидел, что Б.находится возле заднего левого крыла автомобиля, и фотографирует, что находится у него в гараже. От такого поведения Б. он рассердился и быстрым шагом вышел из гаража, спросив в грубой форме зачем Б.фотографирует его гараж. Отвечал ли ему, Б.он не помнит. Его интересовал фотоаппарат, он не сдержался и попытался выхватить у него фотоаппарат, чтобы удалить фотографии. Б.одернул руку, образовалась возня – Б. отводил руку с фотоаппаратом в сторону, он пытался ухватить фотоаппарат – предполагает, что в этот момент, когда Б. убирал руку, на которой на веревке висел фотоаппарат, тот мог задеть свою голову. Его внимание было сосредоточено на фотоаппарате, который находился в правой руке, Б., так как он хотел удалить все фотографии, которые тот сделал. В этот момент он получил удар в голову левой рукой Б. От удара, он упал на спину. Б. опустился на одно колено и стал наносить удары обеими руками по голове и телу куда придется. Он пытался уклониться от ударов, уворачиваясь, блокируя часть ударов. Все удары он блокировать не смог, и на его теле остались следы ударов Б. Он пытался сгруппироваться, поджал ноги к груди, чтобы защитить корпус от ударов. Возможно, в этой потасовке он мог задеть Б., может от этого и образовалась у того ссадина на лице слева. Он думал о том, как ему защититься. В процессе его избиения он слышал ободряющие крики С., который находился в 10 метрах: «давай Б., я снимаю». Тут же лаяла собака, на лай которой, вышел К., его сосед по гаражу. Его весовая категория, никак не могла, остановить Б., поэтому тот только словами пытался остановить Б, что в конечном итоге подействовало на того, Б.перестал его бить. На этом драка закончилась, К. поднял упавшие очки и отдал их Б., после чего Б.и С. ушли. К. помог ему встать. Он остался возле своего гаражного бокса, никуда не уходил, никому не звонил, так как знал этих людей и понимал, что сейчас сами приедут сотрудники полиции. После случившегося, у него был разбит нос, текла кровь, которую он вытирал платком. На руках и ногах были ссадины, так как ему пришлось кататься по земле. Несколько ударов он пропустил. К. спросил: «что случилось?», он ответил: «что обнаглел, фотографировал, что у меня в гаражном боксе». Он сожалеет, что не сдержался, но никаких сознательных ударов Б. не наносил. После приехали, сотрудники полиции, среди которых была женщина в звании майор, которая пояснила, что Б.обратился в полицию, о том, что его избили. Она его опросила, сделала осмотр места происшествия. Поскольку у него был разбит нос, наливался синяк, она выписала направление на медицинский осмотр, и он на следующий день после случившегося поехал в г. Находка для прохождения судебно-медицинского осмотра, где все зафиксировали. Более никаких активных действий он не предпринимал, жалоб в полицию он не заявлял. Откуда могло появиться сотрясение головного мозга у Б., он не знает. Может быть, когда Б.его бил. В первом судебном заседании Б. говорил, что он его избивал в течении 5 минут, потом уточнил, что минуту. Считает, что это последствия от давно сложившегося конфликта в ГСК, который возглавлял Б.При передаче дел новому председателю ГСК всплыло много неблаговидных ситуаций с участием Б., как бывшего председателя кооператива.

Судом исследованы предоставленные стороной обвинения доказательства по обвинению Винокурова В.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.115 Уголовного кодекса РФ.

В судебном заседании от 14.11.2018 потерпевший Б. поддержал доводы заявления, изменив пояснения по факту причинения ему вреда, указанные в заявлении, а именно пояснял, что 04.07.2017г. он находился в районе своего гаражного бокса в ГСК «Фаэтон», который расположен в районе *** г. Фокино. Прибыл в гараж с целью работы и  взял фотоаппарат для того, чтобы сфотографировать территорию напротив гаражного бокса и автомобили, чтобы на предстоящем собрании показать документ о том, что возле гаражного бокса как был беспорядок, так он и остался, что возле гаражного бокса стоят совершенно посторонние автомобили, которые ремонтирует в том числе и Винокуров. Все это он хотел сделать, поскольку ему на предыдущем собрании было заявлено, что он должен это доказать. Один или два снимка он сделал на расстоянии 50 м. от бокса №12, затем пошел ближе к боксу № 19, где напротив стоял автомобиль. Зашел за автомобиль и сфотографировал территорию. Потом он стал фотографировать автомобиль. В это время из глубины гаражного бокса, он увидел, что выскочил Винокуров В.Н. При этом что-то кричал и с разбегу в прыжке ударил его ногой в пах. Он машинально закрылся руками и упал. Потом был удар в голову, у него слетели очки, выпал из рук фотоаппарат. Он стал отмахиваться. Поскольку у него аритмия, поднялось давление и дальнейшие события он помнит смутно. Только после укола в травмпункте он стал приходить в себя. Как его туда отвез С., он не помнит, дальнейшее ему известно только с его слов. В результате данного конфликта ему был нанесен легкий вред здоровью. При движении у него кружилась голова. Он вынужден был обратиться в центр по лечению глаз. Он обращался к судебному эксперту, но поскольку прошло много времени, его слова не были приняты во внимание. С 2017у него резко ухудшилось состояние здоровья, что он может подтвердить документально.

В последующем Б.изменил показания, сообщив суду 28.02.2019, что к нему «в прыжке» подскочил В., который одновременно нанёс один удар рукой по голове и ногой в пах. В прыжке В. первоначально ударил его ногой в пах или по голове точно не помнит. От этого удара ему удалось отбиться рукой. Удар пришелся по руке, от этого удара у него упал фотоаппарат, он согнулся. Последний удар пришелся в голову, от которого у него слетели очки, от следующего удара в голову он также не смог уклониться. Резко поднялось давление и как он думает, он «задахнулся». Стал отбиваться, махать руками. Дальнейшее помнит с трудом. В себя пришел в травмпункте после укола. Также помнит, что он стоял на коленях на земле. Видеть он ничего не мог, только помнит, что отмахивался от нанесения других ударов. В результате он получил легкое сотрясение головного мозга. В больнице он пролежал недолго. В последствии произошедшего испытывал и испытываю головные боли. Особенно в вечернее время. При прохождении судебно-медицинского освидетельствования эксперту не сообщил о наличии хронических заболеваний, так как его не спрашивали. Пояснил суду, что находился помимо стационарного лечения на амбулаторном лечении, прибегнул к которому в сентябре 2017 года, однако медицинские документы, подтверждающие этот факт, в настоящее время утеряны не по его вине.

Допрошенный в судебном заседании по ходатайству частного обвинителя свидетель С. пояснил, что он знаком с Б., находится с ним в давних дружеских отношениях. 04.07.2017 они обсуждал конфликтную ситуацию, произошедшую днем ранее. Б.сказал ему, что хочет сфотографировать место возле гаражного бокса Винокурова В.Н., где стоял автомобиль, который не принадлежал тому. Б.крутился возле автомобиля, это было видно. Б., сказал, подожди, сфотографирую, что Винокуров В.Н. занимается незаконной деятельностью, а именно ремонтирует автомобиль. Б.взял фотоаппарат красного цвета и пошел по брустверу вдоль здания. Он ему еще говорил, смотри, что бы свет от солнца не попал в кадр, а то ничего не получится. Б.встал на бруствер, приготовился к съемке и в этот момент Винокуров В.Н. который был в гараже энергично и быстро выбежал в робе из гаража. Винокуров В.Б. прытко, с выносом одной ноги вперед, ударил Б.в область паха, живота, а рукой ударяет в голову. Все длилось порядка двух секунд. Б.от неожиданности склоняется на одно колено и левой рукой толи оперся о землю, толи искал очки. В это время залаяла собака. Тут же выбежал К. стал их разнимать. Винокуров В.Н. пытался драться. К. ругался и говорил: «вы что, вы, что поубиваете друг друга». К. встал между ними. Винокуров В.Н. продолжал делать, агрессивны действия, в адрес Б., какие именно не может пояснить. У Б.началась отдышка и от волнения тот начал задыхаться, тогда он отвел того в сторону. Он сказал, что надо вызывать полицию. Б.позвонил и сообщил о том, что совершено нападение. После возле гаражного бокса № 12 Б.начал падать, видя его состояние, он пытался вызвать скорую помощь, но в итоге отвез его сам в скорую помощь. По приезду Б., осмотрел врач, делали ли ему укол, он не помнит.

В качестве доказательств обвинения в судебном заседании были исследованы письменные доказательства, представленные частным обвинителем Б.: материал проверки МОМВД России по ЗАТО Фокино, зарегистрированный по КУСП № 2861 от 4 июля 2017 года, содержащий:

- рапорт оперативного дежурного о том, что посредством телефона Б.сообщил о причинении телесных повреждений соседом по гаражу в ГСК «Фаэтон»;

- заявление Б.о привлечении Винокурова В.Н. к ответственности за нанесение ему побоев;

- протокол осмотра места происшествия от 04.07.2017, в результате которого не производилась фото-, видеофиксация, с места происшествия ничего не изъято;

- объяснение Б. от 04.07.2017 в котором тот указывает на наличие длительного конфликта с Винокуровым В.Н., который, увидев что тот фотографирует его гаражный бокс, выскочил из бокса, выбил из рук фотоаппарат и  ударил его по голове. Он стал отбиваться, завязалась потасовка, в ходе которой Винокуров В.Н. бил его руками по лицу. На землю он не падал, не помнит падал ли за землю Винокуров В.Н. Он слышал, как кто-то кричит, чтобы они прекратили драку, но кто это говорил, сказать не может. Недалеко стоял С., что тот делал также не знает. Он обратился в полицию, а затем в больницу. Желает привлечь Винокурова В.Н. к уголовной ответственности,

- объяснение С. от 04.07.2019, который пояснил, что между Б., им и некоторыми членами ГСК происходят конфликты. Примерно в 11 часов 04.07.2017 Б.подошел к гаражному боксу Винокурова В.Н., чтобы сфотографировать, как тот занимается ремонтом машин. Он видел, как из гаража выбежал Винокуров и подбежал к Б., стал наносить удары по голове и телу. В это время подбежал К. Они разняли дерущихся;

- объяснение К. от 04.07.2017, который пояснил, что услышал шум на улице, лаяла собака. Когда он вышел на улицу, то увидел, что его сосед по гаражу Винокуров В.Н. лежит на земле и закрывается руками от ударов Б., который наносит кулаками по телу Винокурова В.Н. удары. Он стал их разнимать. Недалеко стоял С., который снимал все на телефон. Через какое-то время Б.отпустил Винокурова В.Н. и они разошлись;

- копию заявления Винокурова В.Н., от 04.07.2017, зарегистрированный в КУСП за №2866, в котором тот просит привлечь к уголовной ответственности Б.за избиение у гаража в ГСК «Фаэтон»;

- копия объяснения Винокурова В.Н. от 04.07.2017, в котором тот поясняет, что   в 11 часов у бокса № 19 Б.стал фотографировать содержимое его гаража. Ему это не понравилось, и он вышел из бокса и попытался пресечь попытки Б.фотографировать, стал забирать фотоаппарат. В результате этих действий завязалась потасовка, Б.повалил его на землю и руками стал его избивать. Он закрывался от ударов руками, сам Б. ударов не наносил, просит привлечь того к уголовной ответственности;

 - постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 14.07.2017, которое отменено прокурором, в рамках надзора 31.07.2017;

- постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 27.08.2017, которое отменено прокурором, в рамках надзора 31.08.2017;

- постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 11.09.207, которое отменено прокурором, в рамках надзора 18.09.2017;

- заключение эксперта № 25-12/1584/2017 от 08.08.2017 согласно которому на момент проведения экспертизы у Б. имелись следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма – сотрясение головного мозга, «гематома» волосистой части головы (лобно-теменной) «ссадина» левого века. Определить достоверно характер повреждений «гематомы» и «ссадины», механизм их образования, давность причинения не представляется возможным, так как в представленных медицинских документах нет достаточных сведений о морфологических признаках повреждений. Черепно-мозговая травма могла быть получена в результате ударного воздействия твёрдого тупого предмета (предметов), что могло произойти при обстоятельствах, указанных в постановлении о назначении экспертизы;

- постановление о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы от 02.10.2017;

- постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 06.10.2017, которое отменено прокурором, в рамках надзора 11.10.2017;

- постановление о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы от 27.10.2017;

- заключение эксперта № 25-12/2206/2017 от 30.10.2017 согласно которому на момент проведения экспертизы у Б. имелись следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма – сотрясение головного мозга, «гематома» волосистой части головы (лобно-теменной) «ссадина» левого века. Определить достоверно характер повреждений «гематомы» и «ссадины», механизм их образования, давность причинения не представляется возможным, так как в представленных медицинских документах нет достаточных сведений о морфологических признаках повреждений. Черепно-мозговая травма могла быть получена в результате ударного воздействия твёрдого тупого предмета (предметов), что могло произойти при обстоятельствах, указанных в постановлении о назначении экспертизы и расценено как причинившее легкий вред здоровью, по признаку кратковременности расстройства здоровья, то есть временную нетрудоспособность, продолжительностью не более 21 дня.

О приобщении иных письменных доказательств стороной обвинения не заявлено.

Судом исследованы предоставленные стороной защиты доказательства.

Допрошенный в судебном заседании свидетель стороны защиты К. пояснил, что его гаражный бокс находится, рядом с гаражным боксом Винокурова В.Н. 04.07.2017 напротив его гаражного бокса стоял черный автомобиль в виде марки ***. Он со своей маленькой собакой зашел в гаражный бокс и занялся своими делами. Через некоторое время собака залаяла. Он вышел из гаражного бокса и увидел, что около джипа с левой стороны в районе 1 м от заднего крыла параллельно лежит, сжавшись Винокуров В.Н., а Б. одним коленом стоял на земле, а другим стоял на Винокурове и, удерживая того своим весом, наносил удары правым кулаком в верхнюю часть корпуса. Увидев это, он с криком подошел к ним с сказал: «вы, что с ума сошли, что вы делаете?». Пытался Б.оттащить за голову и за плечи от Винокурова В.Н. Винокуров В.Н. лежал, закрываясь обеими руками, сжавшись в позу эмбриона. Потом он увидел, что идет С. и говорит: «Брониславович я снимаю», эту фразу он повторил два раза. Он С. сказал: «надо разнимать, а не снимать». Он в силу своих малых физических возможностей пытался один их разнять и через какое-то время у него это получилось. Б.отошёл от Винокурова В.Н., он поднял очки Б.и отдал тому их. Б.самостоятельно ушёл вместе со С., а Винокурову В.Н. он помог подняться на ноги. Лицо Винокурова была в ссадинах и следах от ударов, был весь в пыли.

В качестве доказательства защиты в судебном заседании были исследованы письменные доказательства, представленные защитой: материал проверки МОМВД России по ЗАТО Фокино, зарегистрированный по КУСП № 2866 от 4 июля 2017 года, содержащий:

- заявление Винокурова В.Н. о привлечении Б.к ответственности за избиение его в 11 часов 04.07.2017 у гаражного бокса в ГСК «Фаэтон»;

- объяснение Винокурова В.Н. от 04.07.2017, в котором тот поясняет, что   в 11 часов у бокса № 19 Б.стал фотографировать содержимое его гаража. Ему это не понравилось, и он вышел из бокса и попытался пресечь попытки Б.фотографировать, стал забирать фотоаппарат. В результате этих действий завязалась потасовка, Б.повалил его на землю и руками стал его избивать. Он закрывался от ударов руками, сам Б. ударов не наносил, просит привлечь того к уголовной ответственности;

- направление Винокурова В.Н. для прохождения судебно-медицинского освидетельствования от 04.07.2017, в котором указано, что Б.нанес побои;

-  копия протокола осмотра места происшествия от 04.07.2017, в результате которого не производилась фото-, видеофиксация, с места происшествия ничего не изъято;

- копия рапорта оперативного дежурного о том, что посредством телефона Б.сообщил о причинении телесных повреждений соседом по гаражу в ГСК «Фаэтон»;

- копия заявления Б.о привлечении Винокурова В.Н. к ответственности за нанесение ему побоев;

- копия объяснения Б. от 04.07.2017 в котором тот указывает на наличие длительного конфликта с Винокуровым В.Н., который, увидев что тот фотографирует его гаражный бокс, выскочил из бокса, выбил из рук фотоаппарат и  ударил его по голове. Он стал отбиваться, завязалась потасовка, в ходе которой Винокуров В.Н. бил его руками по лицу. На землю он не падал, не помнит падал ли за землю Винокуров В.Н. Он слышал, как кто-то кричит, чтобы они прекратили драку, но кто это говорил, сказать не может. Недалеко стоял С., что тот делал также не знает. Он обратился в полицию, а затем в больницу. Желает привлечь Винокурова В.Н. к уголовной ответственности,

- копия объяснения С. от 04.07.2019, который пояснил, что между Б., им и некоторыми членами ГСК происходят конфликты. Примерно в 11 часов 04.07.2017 Б.подошел к гаражному боксу Винокурова В.Н., чтобы сфотографировать, как тот занимается ремонтом машин. Он видел, как из гаража выбежал Винокуров и подбежал к Б., стал наносить удары по голове и телу. В это время подбежал К. Они разняли дерущихся; 

  - копия объяснения К. от 04.07.2017, который пояснил, что услышал шум на улице, лаяла собака. Когда он вышел на улицу, то увидел, что его сосед по гаражу Винокуров В.Н. лежит на земле и закрывается руками от ударов Б., который наносит кулаками по телу Винокурова В.Н. удары. Он стал их разнимать. Недалеко стоял С., который снимал все на телефон. Через какое-то время Б.отпустил Винокурова В.Н. и они разошлись;

- акт № 25-13/1368/2017 судебно-медицинского освидетельствования Винокурова В.Н. от 05.07.2017, согласно которому у Винокурова В.Н. на момент осмотра врачом имелись телесные повреждения в виде: а/ кровоподтеков в лобной области справа с переходом в наружный край правой надбровной дуги, в области верхнего века с переходом на нижнее веко правого глаза у наружного угла, в области верхнего века с переходом на нижнее веко правого глаза у внутреннего угла с переходом на подглазничную область справа, в области спинки носа от верхней до средней трети, в скуловой области слева с переходом на щечную область слева;

б/кровоподтека в области левого предплечья по задней поверхности в средней трети; ссадин в области левого локтевого сустава по задней поверхности /2/, в области правого предплечья по задней поверхности в верхней трети /3/, в области левой голени по наружной боковой поверхности в верхней трети, в области левой голени по передней поверхности в верхней трети /2/;в/кровоподтеков в области правого плеча по передней поверхности в средней трети /5/; ссадин в области левого плечевого сустава по задней поверхности /5/.

Данные повреждения причинены: в пункте 1а- в результате ударного воздействия твердого тупого предмета (предметов), например, кулаком и т.п.; в пункте 1б кровоподтек- в результате ударного воздействия твердого тупого предмета (предметов); ссадины- в результате тангенциального (скользящего) воздействия твердого тупого предмета (предметов), возможно, имеющего шероховатую травмирующую поверхность; в пункте 1в- кровоподтеки - в результате небольшого давления со скольжением твердого тупого предмета (предметов), с ограниченной травмирующей поверхностью, либо при ударном воздействии тупого твердого предмета (предметов); ссадины - в результате небольшого давления со скольжением твердого предмета с ребром (или заостренным краем) по поверхности кожи, например, краем ногтевой пластины пальца кисти человека и т.п., возможно, в срок и при обстоятельствах, указанных в направлении (04.07.17г.).

Телесные       повреждения, указанные в пунктах 1б, 1в – не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и поэтому признаку расцениваются, как не причиняющие вред здоровью (Приказ Минздравсоцразвития Российской Федерации «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» № 194н от 24.04.08 г. п.9).

Определить степень тяжести вреда, причиненного здоровью телесными повреждениями, указанными в пункте- 1а, а также возможной «черепно-мозговой травмой», «травмой» носа, можно будет только после окончания лечения обследуемого у врача невролога, ЛОР- врача, по предоставлению меддокументов (амбулаторной карты, рентгенологических снимков костей носа, описанных врачом рентгенологом).

 - постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 14.07.2017.

По ходатайству защиты, с учётом мнения частного обвинителя, не возражавшего против проведения экспертизы, судом назначена и проведена судебно-медицинская экспертиза в отношении Винокурова В.Н.

 Согласно заключению эксперта № 25-12/699/2019  от 30.04.2019 у Винокурова В.Н. имелись телесные повреждения в виде: а/ кровоподтеков в лобной области справа с переходом в наружный край правой надбровной дуги, в области верхнего века с переходом на нижнее веко правого глаза у наружного угла, в области верхнего века с переходом на нижнее веко правого глаза у внутреннего угла с переходом на подглазничную область справа, в области спинки носа от верхней до средней трети, в скуловой области слева с переходом на щечную область слева; б/ кровоподтека в области левого предплечья по задней поверхности в средней трети; ссадин в области левого локтевого сустава по задней поверхности /2/, в области правого предплечья по задней поверхности в верхней трети /3/, в области левой голени по наружной боковой поверхности в верхней трети, в области левой голени по передней поверхности в верхней трети /2/; в/ кровоподтеков в области правого плеча по передней поверхности средней трети /5/; ссадин в области левого плечевого сустава по задней поверхности /5/. Данные повреждения давностью 1-2 дня на момент судебно-медицинского обследования, причинены в результате ударного воздействия твердого тупого предмета, например, кулаком и т.п.; в результате тангенциального (скользящего) воздействия твердого тупого предмета (предметов), возможно, имеющего шероховатую травмирующую поверхность; - кровоподтеки - в результате небольшого давления со скольжением твердого тупого предмета (предметов), с ограниченной травмирующей поверхностью, либо при ударном воздействии тупого твердого предмета (предметов); ссадины - в результате небольшого давления со скольжением твердого предмета с ребром (или заостренным краем) по поверхности кожи, например, краем ногтевой пластины пальца кисти человека и т.п. Вышеуказанные        телесные повреждения не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и поэтому признаку расцениваются, как не причиняющие вред здоровью. Учитывая характер, локализацию, механизм образования выявленных телесных повреждений у обследуемого, не исключается возможность причинение последних, при обстоятельствах, указанных гр. Винокуровым В.Н., при допросе в судебном заседании. Гр-н Винокуров В.Н. мог находиться лицом к лицу, наносившему удары, но не исключается и иное взаиморасположение, учитывая локализацию выявленных телесных повреждений.

По ходатайству защитника Винокурова В.Н. – адвоката Вазюковой С.В. в судебном заседании исследован и приобщен к материалам дела акт осмотра участка местности перед гаражным боксом № 19 ГСК «Фаэтон» с фототаблицей на 8 листах от 08.12.2018, а также акт осмотра этого же участка местности от 16.03.2019 с фототаблицей на трех листах с установленной автомашиной, подпадающей по габаритам с размерами автомашины ***, на том же месте, где и стояла автомашина 04.07.2017.

Возражений по местоположению автомашины, отображенному на фотографиях, от частного обвинителя не поступило.

Судом по ходатайству защиты в судебном заседании исследован протокол судебного заседания по делу № 1-11/2018, из которого следует наличие конфликта между Б. и С. с Винокуровым В.Н. и другими членами ГСК.

По ходатайству защиты, с учётом мнения частного обвинителя, не возражавшего против проведения повторной экспертизы, судом назначена и проведена повторная судебно-медицинская экспертиза с привлечением специалиста в области неврологии (врача – невролога) в отношении Б., в том числе и по основаниям защиты о недопустимости принятия в качестве доказательств по настоящему делу заключений судебно-медицинской экспертизы от 08.08.2017 и от 30.10.2017.

Согласно заключению эксперта № 10-6/136/2019 от 25.06.2019судебно-медицинская экспертная комиссия сделала следующие выводы:

1.1.      При обращении за медицинской помощью гр. Б. выставлялись диагнозы:«ЗЧМТ (закрытая черепно-мозговая травма). СГМ (сотрясение головного мозга).Гематома волосистой части головы. Ссадина левого века», с указанием на наружные повреждения «на волосистой части головы лобной и теменной области гематома, на левомвеке ссадина» (по данным карты вызова СМП № 5298 от 04.07.2017 года); «ЗЧМТ: Сотрясение головного мозга» (стационарное лечение в ФГБУЗ № 100 ФМБА России с 04.07.2017 года по 12.07.2017 года);

1.2.      При судебно-медицинском осмотре 05.07.2017 года (по данным акта № 25- 13/1368/2017 судебно-медицинского обследования) у Б. объективно установлены повреждения: кровоподтеки: лица (лобной области справа и области правого глаза, спинки носа, скуловой области слева с переходом на щечную область); левого предплечья, правого плеча; ссадины: области левого плечевого сустава (5), левого локтевого сустава (2), правого предплечья (3), левой голени (2).

1.3 Морфологические характеристики вышеуказанных повреждении: кровоподтеков(цвет контуры, интенсивность окраски), ссадин (наличие и состояние корочки, отношение еек окружающим тканям) соответствуют давности их образования в срок до 1-х суток намомент осмотра судебно-медицинским экспертом.

1.4. Таким образом, «при обращении в лечебное учреждение» 04.07.2017 года у гр.Б. имелись повреждения: А. Закрытая черепно-мозговая травма (ЗЧМТ): сотрясение головного мозга, кровоподтеки: лица (лобной области справа и области правого глаза, спинки носа, скуловой области слева с переходом на щечную область);Б. Кровоподтеки: левого предплечья, правого плеча; ссадины: области левого плечевого сустава (5), левого локтевого сустава (2), правого предплечья (3), левой голени (2).

1.5 Характер вышеуказанной ЗЧМТ подтвержден данными неврологической симптоматики: субъективной (жалобы на головную боль, тошноту, слабость) и объективной (горизонтальный нистагм, равновеликость сухожильных рефлексов (справа больше, чем слева) в позе Ромберга пошатывается, координаторные пробы выполняет неуверенно), а также сроками ее регресса - в записях от 12.07.2017 года отмечено «самочувствие больного улучшилось, болевой синдром уменьшился, неврологическая симптоматика регрессировала».

Примечание: в представленных медицинских документах гр. Б.имеются сведения о ранее предъявляемых жалобах на головную боль, слабость, которые являлись клиническими проявлениями имеющихся у него сердечно-сосудистых заболевании - ИБС (ишемическая болезнь сердца). Стенокардия напряжения 2 функциональный класс. Частая желудочковая и предсердная экстрасистолия, пароксизмы предсердной тахикардии, требующие антиаритмической терапии. Гипертоническая болезнь 3 стадия, артериальная гипертензия 1 степени, риск 4, ХСН (хроническая сердечная недостаточность 1 степени, ФК 1 (1-й функциональный класс).

Вышеуказанные жалобы (головная боль, слабость) появлялись у гр. Б.при повышении цифр артериального давления (до 160 и 100 мм.рт.ст.) и не сопровождались неврологической симптоматикой (горизонтальный нистагм). Таким образом, установленная неврологическая симптоматика при поступлении в стационар, сроки ее регресса свидетельствовали о наличии у Б. ЗЧМТ: сотрясение головного мозга (сотрясение головного мозга является наиболее легкой, функционально обратимой формой черепно-мозговой травмы с диффузным поражением головного мозга. Патоморфологическая макроструктурная патология при сотрясении головного мозга отсутствует, но всё же эта форма ЧМТ сопровождается определенной неврологической симптоматикой (общемозговой, очаговой, менингеальной, вегетативной), регрессирующей в течении 2-3 недель).        

2.1.      Закрытая черепно-мозговая травма (ЗЧМТ): сотрясение головного мозга кровоподтеки: лица (лобной области справа и области правого глаза, спинки носа скуловой области слева с переходом на щечную область) у Б.причинена локальными ударными воздействиями твердым тупым предметом (предметами).

2.2.      Кровоподтеки: левого предплечья, правого плеча причинены ударными воздействиями твердого тупого предмета (предметов); ссадины: области левого плечевого сустава, левого локтевого сустава, правого предплечья, левой голени могли быть причинены тангенциальным (касательным) воздействием твердого тупого предмета, при воздействии предмета, имеющего острый край (ребро), либо при взаимодействии с шероховатой поверхностью.

2.3.      Динамика неврологической симптоматики, морфологические характеристики кровоподтеков лица (давностью до 1-х суток на момент осмотра судебно-медицинским экспертом) у Б.свидетельствуют о возможности образования ЗЧМТ: сотрясение головного мозга, сопровождавшейся кровоподтеками лица в срок, указанный в Постановлении - 04.07.2017 года.

2.4.      Морфологические характеристики повреждений, указанных в п. 1.4 Б настоящих Выводов соответствуют давности их образования до 1-х суток на момент осмотра судебно- медицинским экспертом.

2.5 Закрытая черепно-мозговая травма (ЗЧМТ): сотрясение головного мозга кровоподтеки: лица (лобной области справа и области правого глаза, спинки носа, скуловой области слева с переходом на щечную область) у Б.расценивается как повреждение, причинившее легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья сроком до 21 дня (согласно п.8.1. «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» Приказа № 194н).

2.6. Кровоподтеки: левого предплечья, правого плеча; ссадины: области левого плечевого сустава, левого локтевого сустава, правого предплечья, левой голени у Б.являются поверхностными повреждениями, не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности в связи с чем расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека (п 9 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» Приказа № 194н).

3.1.      Повреждения, указанные в п. 1.4. Выводов могли быть причинены при «обстоятельствах, указанных частным обвинителем Б.»: «Винокуров....нанес мне удар по голове, я стал отбиваться, у нас завязалась потасовка, в ходе которой с меня слетели очки. Винокуров стал наносить мне удары по лицу и телу».

3.2.      В обстоятельствах, указанных «подсудимым Винокуровым В.Н.» отсутствуют сведения о нанесении «телесных повреждений Б. - «он стал отмахиваться от меня завязалась потасовка, в ходе которой он повалил меня на землю ....сам я ударов ему не наносил».

            Установив наличие противоречий в выводах экспертов и исследовательской части заключения, защитой заявлено ходатайство о допросе экспертов, которое с учетом мнения частного обвинителя и его представителя, не возражавших против допроса, удовлетворено.       Допрошенная судом эксперт О. пояснила, что при оформлении заключения комиссии экспертов произошла техническая ошибка, которую допустил персонал учреждения при изготовлении заключения, а именно были перепутаны телесные повреждения Винокурова В.Н. и Б. На вопрос суда о привлечении к исследованию врача-невролога эксперт пояснила, что привлечение такого не требуется, эксперты имеют все необходимые знания и допуски. Не могла ничего пояснить, почему экспертами не была проведена назначенная постановлением суда повторная экспертиза.

Выслушав подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта, исследовав материалы уголовного дела, оценив в совокупности все собранные и исследованные по делу доказательства, суд приходит к следующему.

Согласно закону, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Он должен быть постановлен на достоверных доказательствах. Все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу подсудимого.

Исходя из п. 2 ч. 4 ст. 321 Уголовно-процессуального кодекса РФ по делу частного обвинения обвинение в судебном заседании поддерживает частный обвинитель.

В соответствии со ст. 43, ч. 3 - 6 ст. 246 Уголовно-процессуального кодекса РФ, Б., являясь частным обвинителем при осуществлении частного уголовного преследования, несет бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимым.

К уголовной ответственности по ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса РФ может быть привлечено лицо в случае умышленного причинения легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью наступает при наличии одного из двух признаков: если действия виновного вызвали кратковременное расстройство здоровья и если в результате наступила незначительная стойкая утрата трудоспособности.

Медицинскими критериями легкого вреда здоровью являются: временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно); незначительная стойкая утрата общей трудоспособности - стойкая утрата общей трудоспособности менее 10%.

Суд учитывает принцип свободы оценки доказательств, согласно которому судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью, и никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ст. 17 Уголовно-процессуального кодекса РФ).

Вместе с тем, суд, не обладая специальными познаниями в области медицины, не может обойтись в делах о причинении вреда здоровью без заключения экспертов в области судебной медицины.

По настоящему делу судом установлено, что при назначении и производстве судебно-медицинской экспертизы № 25-12/1584/2017 от 08.08.2017 и № 25-12/2206/2017 от 30.10.2017были допущены нарушения уголовного процессуального законодательства, а именно ст.ст.144, 207 Уголовно-процессуального кодекса РФ, которые послужили основанием для назначения повторной судебно-медицинской экспертизы: проведение экспертиз вне сроков расследования, проводимого по заявлениям Винокурова В.Н. и Б., что нарушает принцип относимости данного доказательства к рассматриваемому делу, который обязывает суд оценивать доказательство не только в качестве относимого к событию инкриминируемого деяния, но и относимо процессуальных действий, осуществляемых в форме доследственной проверки и (или) предварительного расследования; нарушение выразившееся в не направлении эксперту всех материалов дела, в том числе медицинских документов о наличии у Б. заболеваний, которые могли повлиять на оценку экспертом при даче первоначального заключения состояния потерпевшего, что нарушает такие качества оценки доказательства как  всесторонность и полнота; назначение и проведение судебно-медицинской экспертизы и дополнительной судебно-медицинской экспертизы по одинаковым вопросам и основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Суд соглашается с мнением защиты о том, что заключения экспертов № 25-12/1584/2017 от 08.08.2017 и № 25-12/2206/2017 от 30.10.2017, проведенные по назначению органа дознания, получены с нарушением норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, в связи с чем не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Оценивая в качестве доказательства по настоящему делу заключение № 10-6/136/2019 от 25.06.2019 судебно-медицинской экспертной комиссии, суд приходит к невозможности положить в основу приговора выводы, указанные в этом заключении, в связи с грубым нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, допущенного экспертами при производстве экспертизы.

В нарушение ст. 23 Федерального закона от 31.05.2001 N 73- ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" при производстве комиссионной судебной экспертизы экспертами разных специальностей каждый из них не провел исследования в пределах своих специальных знаний.

В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной экспертизы, не указано, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Более того, выводы экспертов не соответствуют установленным ими же обстоятельствам, описанным в исследовательской части заключения.

Оценивая в качестве доказательства допрос судом эксперта О., суд полагает, что экспертом и при допросе не даны ответы на поставленные для разрешения при производстве экспертизы вопросы. По окончанию допроса эксперта, судом не было установлено: наличие телесных повреждений у Б. на 04.07.2017, их локализация, механизм образования, давность причинения и степень тяжести, являющиеся необходимыми для квалификаций действий Винокурова В.Н. по ч.1 ст.115 Уголовного кодекса РФ.

Не разграничив телесные повреждения Б. и Винокурова В.Н. эксперты, описывая повреждения, пришли к выводу о наличия легкого вреда здоровью как у Винокурова В.Б., так и у Б. Причем определенно понять, вычленить и разграничить из представленного заключения и допроса эксперта, телесные повреждения конкретного лица не представляется возможным.

Нарушение порядка проведения исследования, а также дачи заключения, привело к ничтожности заключения № 10-6/136/2019 от 25.06.2019 как доказательства, в виду наличия неустранимых сомнений в наличии телесных повреждений у Б., механизму их образования, давности причинения, степени тяжести вреда здоровью.

С субъективной стороны причинение легкого вреда здоровью является умышленным преступлением. Обязательным признаком данного состава являются последствия в виде причинения вреда здоровью потерпевшего, поэтому, субъективная сторона состава ч.1 ст.115 Уголовного кодекса РФ  предусматривает умышленную форму вины как в виде прямого, так и косвенного умысла. Виновный может желать причинить физическую боль потерпевшему, но может и относиться к данному последствию своих действий безразлично или сознательно допускать его.

В судебном заседании установлено, что с 2015 года до настоящего времени между членами *** Винокуровым В.Н., К., Б. и С. сложились длительные конфликтные отношения. Б.неоднократно требовал от председателя Винокурова В.Н. отчёта его действиям, связанным с ремонтом транспорта в гараже, использованием ресурсов ГСК, обращался с жалобами на действия ГСК «Фаэтон» в лице его председателя в различные инстанции. Доказательств аналогичного поведения Винокурова В.Н. по отношению к Б. в суд не представлено.

Суд критически относится к показаниям потерпевшего Б.в части того, что он не испытывает неприязни к Винокурову В.Н., как опровергаемые исследованными в ходе рассмотрения дела доказательствами. Отмечает непоследовательность и противоречивость показаний потерпевшего, менявшего их в судебных заседаниях. В заявлении о возбуждении уголовного дела частного обвинения в отношении Винокурова В.Н., Б.указал, что Винокуров В.Н. выхватил у него фотоаппарат и нанес удар рукой по голове, между ними завязалась драка, он упал на колени, Винокуров В.Н. стал наносить удары ногами и руками. Сам Б.телесных повреждений Винокурову В.Н. не наносил.

Давая 4 июля 2017 года, сразу после случившегося, объяснения сотруднику полиции, Б.сообщил, что Винокуров, выбил из его рук фотоаппарат, после чего нанес удар по голове, он стал отбиваться, завязалась потасовка. Бил Винокуров его руками, на землю он не падал, падал ли на землю Винокуров он не помнит.

При допросах в судебном заседании Б. давал различные показания об обстоятельствах нанесения ему ударов, последовательности и их количестве, своем поведении и поведении Винокурова В.Н., заявляя, что за давностью событий не помнит всех подробностей.

Обосновывая свой вывод о виновности подсудимого в инкриминируемом ему деянии, потерпевший ссылается на показания свидетеля С., к которым суд также относится критически. Показания С. существенно разнятся с отобранными от него сотрудником полиции в день события – 4 июля 2017 года, и данными им в ходе судебного заседания. Они противоречивы. С., давая пояснения сразу после случившегося, указывал, что Винокуров В.Н. подбежал к Б. и стал наносить тому удары, вместе с тем давая показания суду, пояснил, что Винокуров В.Н. вылетел с гаражного бокса и долетел в прыжке, выставив ногу для удара, до Б., нанеся одновременно два удара и рукой и ногой.

Суд также не находит возможным доверять показаниям свидетеля С., поскольку усматривает его явную заинтересованность в исходе дела в пользу Б., исходя из сложившихся между ними дружеских отношений, а также исходя из представленных суду документов, из которых следует, что С. и Б.обращаются в различные инстанции с заявлением о проверке деятельности председателя ГСК «Фаэтон» Винокурова В.Н., С. выступал в Фокинском городском суде Приморского края на стороне истца Б.как его представитель по иску к Винокурову В.Н., у него имеется конфликт со свидетелем защиты К., что в совокупности свидетельствует о конфликтных отношениях между данным свидетелем и председателем ГСК «Фаэтон» Винокуровым В.Н.

Показания частного обвинителя Б.и свидетеля С. не согласуются между собой и с показаниями других участков процесса, являются противоречивыми и не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Доводы потерпевшего о нанесении ему телесных повреждений Винокуровым В.Н. 4 июля 2017 года объективно не подтверждены, а являются критерием субъективной личностной оценки сложившейся ситуации.

Представленные частным обвинителем доказательства не подтверждают наличие у Винокурова В.Н. умысла на причинение вреда здоровью Б., его доводы в этой части носят предположительный характер.

Давая оценку показаниям свидетеля К., в совокупности с другими исследованными в суде доказательствами, суд находит их правдивыми, не противоречивыми и последовательными. Свидетель последовательно, на протяжении всего расследования и рассмотрения дела судом, давал одни и те же показания, не меняя их. Существенных противоречий между ними судом не установлено.

Анализируя и оценивая доказательства по настоящему делу в соответствии с положениями ст.88 Уголовно-процессуального кодекса РФ, на относимость, допустимость и достоверность, а все собранные доказательства в совокупности – на достаточность для разрешения уголовного дела, суд не находит оснований для признания Винокурова В.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса РФ, поскольку доказательства, приведенные в заявлении частного обвинения и представленные частным обвинителем в судебном заседании, не дают оснований для бесспорного вывода о виновности подсудимого в совершении указанного преступления.

Таким образом, судом установлено, что обвинение Винокурова В.Н. в умышленном причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, частным обвинителем не доказано.

Согласно ст. 49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В соответствии со ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В соответствии со ст.ст. 15, 240 Уголовно-процессуального кодекса РФ суд выносит приговор только на основе анализа тех доказательств, которые непосредственно были исследованы в судебном заседании.

Доводы частного обвинителя Б.оценены в совокупности со всеми фактическими данными по делу, однако, бесспорных, убедительных доказательств виновности Винокурова В.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса, не собрано.

Ни одно из доказательств, представленных стороной частного обвинения, ни отдельно, ни в совокупности с другими доказательствами, не является достаточным для вывода о совершении Винокуровым В.Н. действий, направленных на причинение легкого вреда здоровью Б.

При таких обстоятельствах, руководствуясь принципом презумпции невиновности, суд, установив наличие неустранимых в ходе рассмотрения дела сомнений, которые согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ толкуются в пользу обвиняемого, находит недоказанным, что Винокуров В.Н. умышленно причинил легкий  вреда здоровью Б., что свидетельствует об отсутствии в действиях Винокурова В.Н. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса РФ.

Суд вправе устанавливать виновность лица при условии, если доказывают ее лица, осуществляющие уголовное преследование. Суд, рассматривая уголовное дело, осуществляет функцию отправления правосудия и не должен подменять лиц, формирующих и обосновывающих обвинение.

В соответствии с п.3 ч.2 ст.302 Уголовно-процессуального кодекса РФ в случае отсутствия в деянии подсудимого состава преступления постановляется оправдательный приговор.

Подсудимый Винокуров В.Н. подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

При рассмотрении возникновения или отсутствия права на реабилитацию суд учитывает требования ст. 133 Уголовно-процессуального кодекса РФ, а также постановление Пленума Верховного Суда от 29.11.2011 г. N 17 "О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве", согласно которого право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

Однако ввиду того, что уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4 статьи 147 Уголовно-процессуального кодекса РФ) возбуждается частным обвинителем, и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются.

Гражданский иск не заявлен.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 302, 305, 306 Уголовно-процессуального кодекса РФ, суд

приговорил:

 

Признать Винокурова В.Н. невиновным по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса РФ, и оправдать его на основании п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 3 ч. 2 ст. 302 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Разъяснить оправданному Винокурову В.Н. право на обращение с требованием о возмещении вреда, связанного с уголовным преследованием в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Фокинский городской суд Приморского края через мирового судью судебного участка №67 судебного района города Фокино Приморского края в течение 10 суток со дня его постановления.

Приговор постановлен 11 сентября 2019 года.

 

 

Мировой судья                                                                                                       Е.В. Степанкова

 

 

 

опубликовано 14.02.2020 02:58 (МСК)